ICELAND AIRWAVES – 2014. УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ.

В предверии фестиваля мы публикуем статьи нашей соотечественницы, музыкального журналиста и автора-исполнителя песен на английском Miss Naivety Эту статью Ирина ШТРЕЙС написала для ЗВУКИ РУ - 12.11.2014

0
187
Самый большой исландский музыкальный фестиваль прошел почти в одно время с антиправительственными митингами в Рейкьявике.

В преддверии самого большого музыкального фестиваля Исландии Iceland Airwaves на площади перед зданием правительства происходят не менее важные события. Горожане протестуют против недавних действий Парламента – сокращения бюджета на здравоохранение и культуру. Среди митингующих врачи, учителя музыки, поэты, музыканты, общественные деятели. У входа в здание гремят барабаны, вокруг площади кружит вереница людей с плакатами и большой дракон, телом которого управляют, как минимум, пятеро волонтеров. Туристы, для которых все происходящее – не больше чем шоу с легким социальным оттенком, останавливаются, с любопытством приглядываясь то к разрисованному памятнику, то к дракону.

Количество туристов, приезжающих в Рейкьявик, в начале ноября увеличивается приблизительно втрое за счет посетителей Airwaves. В этом году рекорд посещаемости побили американцы и канадцы, в том числе пресса и представители звукозаписывающих лейблов. Вечером, накануне первого дня фестиваля, в лобби KEX Hostel не найти мест. Везде слышится бодрая англоязычная речь с преимущественно американским акцентом. На сцене Mr Silla – сольный проект участницы группы Mum. Вкрадчивые электронные композиции с довольно выразительным женским вокалом немного напоминают по звучанию знаменитый исландский квартет. В песнях Mr Silla есть то, что относится ко многим исполнителям Исландии – минимализм, немного печальные и витиеватые мелодии, легкая и уверенная импровизация, которая присуща жанру work in progress. В целом, такой формат для Airwaves не редкость. Но если раньше на фестивале существовал баланс между экспериментальной музыкой и мейнстримом, то теперь акценты расставлены немного по-другому.

На следующий день программу в KEX открывает Soley, бывшая участница группы Seabear, выступающая с сольным проектом. В фойе яблоку негде упасть. Soley, как всегда, искрит самоироничными шутками вроде “В субботу я играю в одно время с группой The Knife – думаю, выбор для вас очевиден”. Тем не менее, с легкой руки промоутеров музыка Soley оказалась в фокусе внимания журналистов, как и несколько других исполнителей – Julius Meyvant, Asgeir, Kaleo, Samaris, Rökkurro, которых анонсировали на открытии фестивального поп-ап бара Nordic Playlist Radio bar.
Представители Iceland Music Export объявили эти имена в числе артистов грядущего фестиваля Eurosonic Noordestag, проходящего ежегодно в голландском городе Гронингем. К слову, композиции упомянутых групп можно также часто услышать в эфире популярных исландских радиостанций. Их же диски можно увидеть почти во всех сувенирных и книжных магазинах Рейкьявика. В масштабе маленькой страны такая атака на слушателей сопоставима с российской ротацией по всем федеральным каналам.

Сама идея продвижения конкретных артистов ранее не прослеживалась на фестивале. Iceland Airwaves всегда позиционировали как праздник музыки, создаваемый множеством разных исполнителей. Не удивительно, что с расстановкой акцентов ощущение праздника несколько улетучилось, и в момент посещения очередного “рекомендуемого” концерта было ощущение, что это не совсем то, что ты хотел услышать. Наиболее крутыми моментами фестиваля в итоге стали те концерты, которые не были в эпицентре всеобщего внимания – Good Moon Deer, Mass, Kimano. Эти группы играют очень разную музыку, а именно – экспериментальную электронику, black metal, math rock. Их выступления интересны не столько из-за музыки, столько из-за подхода к ее исполнению – искреннего и непредвзятого, что проявлялось во всем – от манеры поведения вокалистки Kimano, отвечавшей на свист публики не менее изобретательным птичьим свистом, а затем и голосами других животных, до отчаянного скриминга бородачей из Mass. Кстати, на концерте последних внезапно появился кудрявый и долговязый человек, похожий на Аркадия Укупника, который довольно упорно привлекал внимание зала, стоя напротив сцены и показывая всем средний палец. Спустя какое-то время он также предпринял попытку завладеть микрофоном, но был вовремя устранен вокалистом группы.

Среди зарубежных артистов любопытным актом оказалось выступление группы Ezra Furman. Сам Эзра вышел на сцену в красном платье и с накрашенным губами, чем в особенности порадовал девушек, а также компанию солидных американцев, пристроившихся у сцены. Группа исполнила довольно бодрый рокабилли-сет с танцами и сопровождаемый манерными комментариями Эзры. В зале было достаточно людей, чтобы воспользоваться моментом и будто ненароком наступить на ногу приглянувшемуся соседу, но все же достаточно пространства, чтобы повернуться на 360 градусов.

На концертах The Knife и Future Islands в этот вечер была совсем другая ситуация. Очередь в зал Harpa Silfurberg, где шведы должны были выступить последний раз с шоу “Shaking The Habitual”, начиналась от входа в концертный зал и занимала расстояние в полкилометра. Шоу началось с традиционного занятия аэробики, в течение которого зрители под команду ведущей DJ Maryam прыгали и повторяли словно мантры изречения о равенстве и субъективном восприятии. Сами The Knife вышли на сцену через пятнадцать минут и часа два наслаждались, танцуя и играя на диковинных инструментах как в последний раз. Oh wait…

Еще одно масштабное событие в рамках фестиваля – симфония исландского композитора Йохана Йоханссона (Johan Johansson) к документальному фильму “Шахтерские гимны” (The Miners’ Hymns). Музыка в исполнении Исландского Симфонического оркестра звучала как живое сопровождение к фильму, транслировавшемуся на большом экране. Яркие образы этой картины, созданной на основе архивной кинохроники, пожалуй, не дают шансов вслушаться в неоклассическую композицию: ее звучание казалось, несомненно, важным, но все же – дополнением. Тем не менее, зрители были заворожены происходящим, а под конец несколько перегружены трагичной музыкой и мрачным видеорядом, демонстрирующим тяжелые условия работы и забастовки шахтеров в маленьких городах северной Англии, где добыча угля когда-то была единственным средством заработка для большинства жителей.

Сразу же после симфонии Йоханссона я отправилась на концерт нашей старой знакомой певицы и любительницы укулеле Олаф Арнольдс (Ölof Arnalds), которая славится своим удивительным голосом. Что-то среднее между голосом ребенка и старой женщины, как его описывает Bjork – хорошая подруга Олоф. Арнальдс выступала в церкви Frikirkjan, где ей аккомпанировал ее супруг и коллега Skuli Sverrisson. Голос певицы заполнил собою все пространство церкви, гипнотизируя слушателей. Потом кто-то громко чихнул, Олаф между строчками песни вставила “Bless you” и еще через строчку проворно засмеялась, чем вызвала умиление и улыбки на лицах.

В тот же вечер мне с трудом удалось протиснуться в огромный зал Harpa, где играли FM Belfast. Аналогичная ситуация была за день до этого с Vok и Agent Fresco. Безусловно, за несколько лет существования Iceland Airwaves, создатели фестиваля сформировали имидж, который ассоциируется с чудесами и магией исландской музыки, а также комфортной, домашней атмосферой на многих площадках.

При всем уважении к исполнителям и нисколько не умаляя их достоинств, хочется отметить, что в этот раз организаторы сделали ставку больше на продвижение бренда, нежели чем на создание уникального музыкального контента фестиваля. Весьма занятно то, что в этом году генеральный партнер фестиваля IcelandAir настоял на перенесении даты проведения с конца октября на неделю позже. По данным компании, как раз в это время значительно падают продажи авиабилетов. А музыкальный фестиваль, по всей видимости,- отличное средство, чтобы избежать финансовых потерь. В то же время печален тот факт, что, как утверждают музыканты, действующее правительство Исландии стало выделять меньше средств на культурные мероприятия. Но это уже совсем другая история.