«Паспорт без родины». Какие права были у русских эмигрантов в Европе

0
199

97 лет назад Лига Наций ввела «нансеновские паспорта» — документы, впервые защитившие юридические права лиц без гражданства. Они были призваны помочь расселению эмигрантов, хлынувших в Европу из объятой гражданской войной России. Так в 1922 году началась история правового определения статуса беженцев во всём мире.

Начало XX века ознаменовалось чередой масштабных потрясений, одним из последствий которых стало перемещение большого количества людей из одной страны в другую. Волну беженцев запустила Первая мировая война. Следом за ними в Европу бежали жертвы Октябрьской революции и гражданской войны в России.

Истощённые войной европейские страны не горели желанием кормить и давать приют миллионам чужестранцев. Помочь им всем материально было невозможно, частные пожертвования испарялись, словно капля воды в иссушенной пустыне. Что уж говорить о социальной адаптации и интеграции пришлых людей в местные порядки. Проблема беженцев приобретала угрожающие масштабы и предрекала тяжёлые социальные последствия.

В феврале 1921 года общественные и благотворительные организации, в том числе Красный Крест, обратились в Лигу Наций с просьбой срочно решить назревшие проблемы. Верховным комиссаром Лиги Наций по делам беженцев был назначен делегат от Норвегии Фритьоф Нансен (Fridtjof Nansen). К тому моменту он уже год как занимался вопросами репатриации военнопленных, большинство из которых были уроженцами России.

Особенностью вынужденных переселений начала XX века были геополитические преобразования в мире. Многие беженцы происходили из стран, которые или перестали существовать после войны, или сменили своё административное устройство, как это было в России. Эмигранты оказывались вовсе без гражданства. Не имея действительного удостоверения личности и отношения к какому-либо государству, которое могло бы защищать их права, они скитались из страны в страну, без особых надежд на улучшение жизни. Получить образование, устроиться на работу, заключить гражданскую сделку — апатриды не могли практически ничего.

«Отец все больше убеждался в том, что главная задача — это добиться юридических прав для людей, лишенных подданства», — вспоминала Лив Нансен-Хейер, дочь Фритьофа Нансена.

Решение было сформулировано к июню 1922 года: на конференции в Женеве Нансен предложил учредить особый документ — удостоверение личности для беженцев. Политика поддержали, хотя и не без скрипа: в Лиге Наций вопрос о русских беженцах считали прежде всего финансовым, нежели социально-политическим. Все предложения по конкретной помощи апатридам, в том числе по предоставлению им прав, равных с правами других граждан, были отвергнуты. Европа была готова помогать им только в качестве координатора переселения, причём без каких бы то ни было обязательств.

Нансеновские паспорта признали 50 государств. Эти документы служили удостоверением личности, а также давали право передвигаться по странам, которые их признали, и устраиваться на работу. Чтобы их получить, нужно было предоставить старый паспорт (выданный Российской империей или Временным Правительством), а также документ, подтверждавший факт эмиграции. Паспорт обретал юридическую силу после того, как в него вклеивали 5-франковую марку с портретом Фритьофа Нансена. Раз в год нужно было их обновлять, то есть покупать и вклеивать новую марку. Доходы с продажи марок шли в «оборотный фонд», который помогал сократить расходы правительств на расселение, трудоустройство и поддержку эмигрантов.

Изначально предназначенные для русских эмигрантов, нансеновские паспорта впоследствии стали выдавать и другим беженцам, в том числе армянам, бежавшим от турецкого геноцида.

В 1926 году Лига Наций внесла изменения в положения о сертификатах для русских беженцев (да, в документе фигурируют не просто беженцы, а именно русские). Например, чтобы решить проблему поборов, с которыми сталкивались эмигранты, было рекомендовано установить, что плата за выдачу этих удостоверений не может быть выше, чем за выдачу национального паспорта. Также европейским государствам было рекомендовано предоставлять владельцам нансеновских паспортов бесплатные визы для проезда по стране или хотя бы снизить их стоимость. В числе прочего, рекомендовалось предоставлять эмигрантам социальные льготы для переезда в ту страну, где им гарантировали трудоустройство.

«Я от очень многих людей слышала, что нансеновский паспорт спас им жизнь, — писала дочь Фритьофа Нансена в книге о своём отце. — Их истории были трагичны, полны несчастий, а нансеновский паспорт давал им надежду на будущее, давал возможность вырваться из беспросветного существования. Поэтому я считаю нансеновский паспорт самым замечательным документом в жизни моего отца».

За всё время нансеновские паспорта получило около 450 тысяч человек. Сегодня этот документ уже вышел из обращения, но его концепция использовалась при создании Проездного документа беженца, ратифицированного Конвенцией ООН о статусе беженцев 1951 года. Получить такой документ в настоящее время могут беженцы в любой стране, присоединившейся к Конвенции, в том числе и в России.

Автор: Марина Третьякова