Александр-Мень
Александр-Мень

9-го сентября исполнилось 30 лет со дня трагической гибели протоиерея Александра Меня… Русская Православная Церковь с глубоким уважением почтила память своего заслуженного пастыря, который так много сделал для ее чад в годы советского гнета.

В Православном храме свт. Николая в Рейкьявике была совершена панихида по о. Александру (более подробную информацию можно прочитать на сайте православного прихода orthodox.is). Нет ничего удивительного в том, что священник из неприметной глубинки Московской области — села Новая деревня (сейчас микр. Новая деревня) г. Пушкино — вспоминался и здесь, в самой северной столице мира, Рейкьявике. Для Бога, как и для людей, исполненных Его Духа, границ и времени не существует.

В этот памятный год проходит множество конференций, концертов, мероприятий, посвященных памяти выдающегося пастыря и миссионера.

Так, во вступительном слове перед концертом Национального филармонического оркестра (дирижер Владимир Спиваков) в память о. Александра, митрополит Волоколамский Иларион отмечает: «C самого начала своего сознательного жизненного пути отец Александр выбрал путь миссионерского служения Христу. И несмотря на то, что практически все годы его служения выпали на эпоху гонений на Церковь, на протяжении всей своей сознательной жизни он бесстрашно и невозмутимо совершал апостольскую миссию. В ту эпоху, когда невозможно было приобрести ни в открытой продаже, ни даже на черном рынке, за немногим исключением, религиозную литературу, он создавал религиозные произведения, издавал их на Западе и они нелегально провозились в Советский Союз. А здесь через его книги люди приходили ко Христу».

Отец Александр — вестник любви Христовой. Он был живым ее носителем, живым свидетелем любви. Он был убежден, что вере и любви невозможно научить, что можно лишь стяжать ее и свидетельствовать о ней. Что главный путь — совместный путь в единстве и открытости, в сострадании и взаимопомощи, в неравнодушии и в победе над эгоцентризмом, в отказе от себялюбия и самопожертвовании. Иными словами, человек обретает только тогда, когда отдает. И масштаб о. Александра равен его отдаче.

В храме Сретения Господня, г. Пушкино
В храме Сретения Господня, г. Пушкино

Он жил любовью ко Христу, которая щедро изливалась на всех вокруг. «Люблю Тебя, Господи, люблю больше всего на свете, ибо Ты — истинная радость, душа моя. Ради Тебя люблю ближнего как самого себя».

За две тысячи лет христианство прошло немалый путь, однако о. Александр как-то сказал, что «христианство только начинается!». Эти слова максимально отражают то, как он чувствовал динамику Церкви, то, что он не боялся идти вперед, думать, отвечать проблемам дня насущного. Он ощущал громадное незанятое пространство, в которое Церковь лишь робко вступила — пространство общинности, пространство любви, в котором человек не замыкается на треугольнике я-священник-Бог, а открывает свое сердце для ближнего. 

Наследие о. Александра огромно. Основной корпус его работ — история религии в 6 томах, а ее венец — книга «Сын Человеческий», котороя доступным для любого читателя языком повествует о жизни и учении Иисуса Христа. Помимо этого он написал множество статей, брошюр, даже составил в одиночку трехтомный библиографический словарь. Основной материал Вы можете найти на сайте фонда о. Александра.

В конце 80-х, когда стало возможно говорить о вере более открыто, он прочитал около 200 лекций. Многие из них доступны в интернете.

Он был первым православным священником, выступившем на советском телевидении с проповедью о Боге. Не употребляя само слово «Бог» в своем выступлении по просьбе редактора, он сумел задеть так много сердец в тот день…

Тысячи людей он привел ко Христу, как простых сельских жителей, так и самых «ретивых» представителей того времени — советскую интеллигенцию.

Вечная память!

В заключение хочется поделиться одной из его статей:

Доверяй, но проверяй!
(Несколько слов о статье Л. Н. Толстого «Верьте себе«)

Да, в чём-то Лев Толстой прав. Должен человек прислушиваться к своей внутренней жизни, к своего рода «шестому чувству», которое живет в нас. Главное в жизни, если оно не пропущено через твое «я», через личный опыт, может остаться лишь на поверхности, словно одежда.

Но есть в призыве «верьте себе» и ловушка…

Толстой исповедовал несколько туманное учение о безличном Божестве, которое проявляется в каждом из нас. Подобные взгляды хорошо были известны в Индии и в Китае. Но почему-то Льву Николаевичу хотелось, чтобы это учение называли «учением Христа», или истинным христианством.

Между тем настоящая христианская вера, хотя и признает, что человек есть образ и подобие Божие, не считает нашу душу божественной.

Даже если использовать рецепт великого писателя и всмотреться, вслушаться в себя, что мы найдем? Разве Божество подсказывает нам злые, темные мысли, капризный эгоцентризм? Стоит ли так безоговорочно «верить себе», когда именно в моем «я» быстро и незаметно скапливается всевозможный сор — праздные мечтания, тщеславие, самолюбие и многое другое?

Рискованно, в таком случае, говорить, что дух, живущий в нас, — это Божество. Скорее уж, там спрятан целый зоопарк зверей и демонов. Будем в этом отношении честны к себе.

Каждый из нас знает, как нелегко справиться с собой, примирить внутренние противоречия. Считаться с этим очевидным опытом — значит, по сути дела, познать на своем опыте учение Библии о человеке, который пал, отделился от Бога и нуждается в Нем, чтобы обрести первоначальную чистоту.

Еще раз: честность по отношению к себе не позволяет нам выставлять свои объективные мнения как последнюю инстанцию истины и свое сердце — как высший авторитет. Нужно доверять внутреннему голосу, но необходимо его и проверять. Проверять через коллективный опыт человечества, особенно через Заповеди Божии и соборный опыт Церкви.

Это касается и многих других вещей.

Что бы вышло, если бы мы, например, верили только своим ощущениям, а не данным науки? Если бы пытались все известные ученым законы природы вывести собственными силами — с нуля? Не хватило бы жизни, даже если бы мы были долголетними, как галапагосские черепахи…

«Наука, — говорит один из героев А.С.Пушкина, — сокращает нам опыты быстротекущей жизни». Точно так же опыт духовных людей, Слово Божие, отраженное в Библии и учении Церкви Христовой, помогают нам использовать и накопившиеся в течение веков сокровища духа. Это вовсе не значит, что вера должна быть «слепой». Отцы Церкви учили нас осмыслять её своим разумом, проводить через свой личный опыт.

Иными словами, всегда должно быть живая связь между нашим и тем, что содержится вне нас.

ПЛОХО, ЕСЛИ ТЫ БЕЗДУМНО ПРИНИМАЕШЬ ВСЕ, ЧТО УГОДНО, НА ВЕРУ. НО СТОЛЬ ЖЕ ПЛОХО, ЕСЛИ ТЫ ДЕЛАЕШЬ СЕБЯ ВЫСШИМ МЕРИЛОМ ИСТИНЫ.

Ведь не только срок жизни ограничен, но и наш индивидуальный разум.

Если мы свободно и сознательно приняли Благую Весть Спасителя, мы тем самым признали невозможность нашими собственными силами достичь полноты жизни, жизни с Богом. Он дает её нам. И в любви к Нему, в доверии к Нему мы расширяем узкие рамки самости, расширяем свое сердце и сознание. Мы увидим тогда, что опасно слишком «верить себе», словно мы — источник всего самого светлого и прекрасного. Он есть Солнце правды, а если в нас, людях, тоже зажигается свет, то это свет планетный, отраженный. Ведь не будь Солнца что было бы с Луной и Землей? Они бы не сияли в космосе, а неслись бы в пустоте, подобно мертвым камням…

Прот. Александр Мень