Столкновение исландского патрульного катера Óðins и британского фрегата Scylla в ходе Третьей тресковой войны 23 февраля 1976 года
Столкновение исландского патрульного катера Óðins и британского фрегата Scylla в ходе Третьей тресковой войны 23 февраля 1976 года

Тресковые войны — военно-дипломатический конфликт между Великобританией и Исландией. Попробуем разобраться в этом периоде истории, и как он отразился на жизни Исландии и как он связал исландцев с Советским Союзом.

Дипломатический конфликт, начавшийся в 1952 году, в 1958 — 1976 годах не один раз приводил к столкновениям военных сил. Причиной стало стремление Исландии расширить границы своей исключительной экономической зоны.  С 4 миль прибрежная зона была отодвинута на 200 морских миль от берегов острова. Британские рыбаки, ловившие треску в исландских водах, лишились богатых мест лова, а Исландия усилила свою рыбную промышленность. Но началось всё гораздо раньше. Об этом статья, которую мы приводим полностью. 

Старые счёты

«Кто этот бог, который здесь всё определяет? – спрашивает исландский поэт и лауреат Нобелевской премии Халлдор Лакснесс (Halldr Laxness). – Имя этому богу – треска». Историки утверждают, что лишь благодаря обширным рыбным ресурсам в исландских водах на «ледяном острове» в начале IX века обосновалось небольшое поселение викингов. Исландцы до сих пор гордятся тем, что благодаря рыбному промыслу, который со дня основания государства до наших дней является основой исландской экономики, в их обществе веками сохранялись равноправие и гражданские свободы. К слову, законодательное собрание, Альтинг, впервые созванное в Рейкьявике в 930 году, принято считать старейшим парламентом Европы.

«Каким же образом викинги могли выжить на каменной земле? Каким образом они могли совершить пять экспедиций в Америку, о которых говорят исландские саги? – пишет историк Марк Курлански (Mark Kurlansky) в книге „Треска. Биография рыбы, изменившей мир“. – Они могли отправляться в далёкие плавания и жить на бесплодных берегах только потому, что научились сушить треску на морозном исландском воздухе. Исландцы резали её на мелкие кусочки и ели их, как сухари. Известно, что уже в IX веке на острове стали развиваться хозяйства, которые занимались сушкой трески. Избыток продавался другим европейским странам». Исландская рыба особенно полюбилась средневековым германским городам, и экспорт трески стал золотой жилой для исландцев.

Британские правители не могли спокойно смотреть на развитие германо-исландской торговли, и к началу XV века стали отправлять экспедиции к исландским берегам. «Англичане создают поселения на наших землях, строят дома, копают траншеи и ведут себя так, будто они имеют право на эту землю», – писал исландский наместник датского короля, который в конце XIV века в результате персональных уний присоединил «ледяной остров» к своим владениям. На защиту исландцев от британского нашествия встали военные суда Ганзейского союза, которые, согласно исландским хроникам, около десяти раз разбивали британские флотилии у берегов Исландии во второй половине XV века. Вооружённый конфликт, причиной которого явилась ловля исландской трески британцами, повторился и спустя пять столетий.

Три шага к войне

После открытия Колумбом (Christoph Kolumbus) Америки британские рыбаки вслед за военными кораблями Её Величества устремились в поисках новых морских районов, пригодных для рыболовства. У империи, со временем утвердившейся в Мировом океане, постепенно пропал интерес к исландским водам, которые контролировали датские монархи. Лишь после Второй мировой войны, когда Великобритания стала одно за другим терять заморские владения, англичане ради спасения рыбной промышленности вернулись к исландским берегам. Когда в середине 50-х годов прошлого века были исчерпаны рыбные ресурсы в Белом море и у берегов Фарерских островов, вслед за британцами в исландские воды устремились рыбаки и других западноевропейских стран, главным образом из Западной Германии. Рейкьявик забил тревогу и обвинил Лондон в уничтожении популяции исландской трески.

«Исландия грозится перенять контроль над своими территориальными водами для спасения исландской трески, – писал американский журнал New Scientist в середине 1950-х. – Пока Исландия и Великобритания воюют на дипломатическом фронте, учёные обеих стран ведут параллельную войну, оперируя взаимоисключающими данными о популяции трески». В 1958 году Рейкьявик объявил о расширении территориальных вод с 4 до 12 морских миль и наложил запрет иностранным траулерам на рыболовство в этой зоне. Лондон счёл это решение противоречащим международному морскому праву и направил к берегам Исландии флотилию, состоящую из 53 военных кораблей. Война нервов на море продолжалась больше двух месяцев, после чего Великобритания признала за Исландией аннексию морского пространства, а исландское правительство подтвердило право британцев на рыболовство за пределами 12-мильной зоны. Страны договорились, что дальнейшую судьбу рыболовства в Северной Атлантике решит Международный суд справедливости в Гааге.

Осенью 1972 года исландцы решились на новый шаг в расширении морских границ. Территориальные воды были увеличены до 50 морских миль, а Лондон, в свою очередь, обвинил Рейкьявик в нарушении договорённостей 1958 года. В срочном порядке Великобритания и Западная Германия подали иск на исландское правительство в Международный суд в Гааге, который признал решение Исландии противоречащим международному морскому праву и ущемляющим законные интересы стран-заявителей. Британские и немецкие траулеры продолжали ловлю рыбы в пределах 50-мильной зоны под защитой военной флотилии Её Величества. На попытки исландских военных кораблей остановить «браконьеров» британцы реагировали предупредительным огнём. Тем временем на «ледяном острове» усиливались антибританские и антиевропейские настроения.

«Многочисленные демонстранты закидали камнями британское посольство в Рейкьявике, в результате чего были разбиты все окна. Исландское правительство пообещало возместить причинённый ущерб», – писала западногерманская Zeit в заметке 1972 года. Заметим, что на тот момент страной руководил коалиционный кабинет, в который входили представители Прогрессивной исландской партии, называемой в странах Западной Европы не иначе как коммунистической. Министр рыбной промышленности Людвик Йосефссон (Ludvik Josefsson) был делегирован «коммунистами» и ратовал за выход Исландии из Североатлантического альянса. Директор исландской береговой охраны Петур Сигурдссон (Petur Sigurdsson) даже обмолвился западным журналистам о планах закупки военных кораблей у Советского Союза, в частности фрегатов класса «Мирка». «Нам нужны более быстрые корабли. Если они у нас будут, британцы ничего не смогут с этим поделать. Им придётся разве что топить нас», – цитировал слова исландского директора западногерманский Spiegel.

«НАТО отмечает небывалую концентрацию советских военных кораблей у берегов Исландии. Месяцем ранее министр рыбной промышленности гостил в Москве», – сообщила Zeit в начале 1973 года. Напряжение и спекуляции на тему «советизации» Исландии продолжались вплоть до сентября 1973 года, когда генеральный секретарь НАТО Джозеф Лунс (Joseph Luns) прилетел в Рейкьявик. Исландские политики заявили генсеку, что членство в альянсе больше не отвечает национальным интересам Исландии и намекнули на вывод военных баз НАТО с территории страны. Спустя несколько недель под давлением США Лондон вывел морскую флотилию с 50-мильной исландской зоны. В порядке исключения Рейкьявик разрешил британским рыбакам в течение двух лет ловлю рыбы в нескольких районах территориальных вод. В сентябре 1975 году исландское правительство не только поспешило напомнить британцам об истечении этого срока, но и расширило так называемую зону эксклюзивных экономических интересов до 200 морских миль. После этого шага дипломатическая война нервов перешла в стадию вооружённого конфликта. 2012.04.06 - Government Apology And Cod Wars Payout

Война друзей

Военные действия, начавшиеся 15 октября 1975 года, западноевропейская пресса называла не иначе как «абсурдной войной друзей». После того как британские рыбаки отказались покинуть 200-мильную морскую зону, военные суда исландской береговой охраны стали уничтожать британские рыболовные сети. Первый серьёзный инцидент произошёл в декабре, когда исландский фрегат Thor преградил путь трём британским кораблям. «Военное судно ВВС Исландии открыло огонь по безоружным британским траулерам, – сообщало британское новостное агентство BBC. – В результате обстрела фрегат Thor сам получил серьёзные повреждения, а британские суда остались невредимы». По версии исландских властей, три британских корабля с разных сторон окружили военный фрегат и пошли на него тараном. Британцы отступили только тогда, когда Thor был на грани затопления.

Исландский катер Ver (слева) пытается обрезать тралы британского траулера Northern Reward (справа), а британский буксир Statesman (в центре) пытается ему помешать
Исландский катер Ver (слева) пытается обрезать тралы британского траулера Northern Reward (справа), а британский буксир Statesman (в центре) пытается ему помешать

В феврале 1976 года после череды инцидентов, в результате которых более быстрые британские корабли обгоняли и таранили суда исландской береговой охраны, Рейкьявик объявил о разрыве дипломатических отношений с Великобританией. «Это партизанская война на море», – комментировал ситуацию премьер-министр Исландии Гейр Халлгримсон (Geir Hallgrimsson). Исландская флотилия в разгар конфликта насчитывала всего 7 устаревших фрегатов, тогда как на помощь британским рыбакам пришли 22 современных фрегата, 7 вспомогательных и 6 буксирных кораблей. Но, несмотря на неравные силы, успех, по мнению обозревателей тех лет, в целом был на стороне исландской флотилии.

«Исландская мини-армада отличается весёлым нравом и действует по принципу „сделать жизнь противника невыносимой“, – писал в марте 1976 года Spiegel. – Британские фрегаты ждут исландцев, как кошки у мышиной норы. И если в полночь какие-то звуки проскальзывают в радиосигналы, английские моряки знают: приближаются „fucking bastards“ (англ., сукины дети)». Тактика исландцев состояла в том, что они заманивали противника поближе к фьордам, а затем обстреливали вражеские фрегаты. Британские власти обвиняли исландских военных в «крайней жестокости». Сообщалось, что исландские корабли не раз открывали огонь на поражение, стреляя по британским морякам. К слову, за всю историю конфликта удалось избежать человеческих жертв. Британцы говорили лишь о нескольких десятках раненых.

Резак (на переднем плане), использовавшийся исландской береговой охраной для повреждения британских рыболовных тралов. За ним – гарпунная пушка
Резак (на переднем плане), использовавшийся исландской береговой охраной для повреждения британских рыболовных тралов. За ним – гарпунная пушка

К марту 1976 года общественное мнение в Исландии стало давить на власти, требуя немедленного выхода из НАТО и вывода военных баз альянса с территории страны. Кульминацией многочисленных акций протеста стало блокирование подъезда к военной базе в Кефлавике, которую на тот момент считали одним из важнейших форпостов альянса в борьбе с советскими подводными лодками. Вашингтон до последнего надеялся, что исландские политики «не пойдут на поводу» у демонстрантов. Тем неожиданнее было, когда Альтинг практически единодушно принял резолюцию, в которой потребовал немедленной высылки иностранных военных с острова. Говорят, что именно в этот момент глава Белого дома позвонил британскому премьеру Джеймсу Каллагану (James Callaghan) с требованием «любыми силами уладить конфликт с исландцами». В начале июня 1976 года стороны подписали соглашение, по которому Великобритания признала 200-мильную исландскую зону и, вопреки бурным общественным протестам, ограничила ловлю рыбы в Северной Атлантике.

«Никогда не связывайтесь с Исландией! – предупреждает бывший советник Каллагана Рой Хэттерсли (Roy Hattersley) нынешние британские власти со страниц The Guardian. – Как я понял из опыта „тресковой войны“, жители этого небольшого острова могут стать грозным противником. Когда мы летели на переговоры с исландцами, один из коллег пожаловался, что я сломал ему нос во время футбольного матча. И как только мы объяснили остальным членам делегации, что играли в одной команде, тут сразу всех осенило, почему была проиграна тресковая война, ставшая позором для Британии. Я надеюсь, что теперешний Кабинет знает, на чьей он стороне».