Перекошенные лица, налитые кровью глаза, шкуры поверх голых тел и обкусанные щиты… Кто они, берсерки — воинская элита древней Скандинавии, профессиональные поединщики или невменяемые психопаты? Или всё сразу? Давайте разберёмся.

Не мухоморами едиными жив берсерк

Состояние, в котором воин грыз щит и срывал с себя кольчугу называлось «берсеркерганг» (berserkergang). Доподлинно неизвестно, каким способом оно достигалось. Искусственно, при помощи многолетнего поглощения алкоголя и наркотических веществ? Через накручивания себя до состояние ярости? Или благодаря существующему психическому расстройству, наподобие ПТСР? Версия о вхождении в боевой транс при помощи настойки на основе мухоморов является лишь гипотезой. Давайте рассмотрим её.

Красный мухомор (Amanita muscaria) содержит природное психотропные вещества — мускарин и мусцимол. Мускарин принимали для ритуальных и релаксационных целей многими народами: кочевниками-саками, племенами финно-угорского происхождения, древними индусами. Ни один из этих народов не принимал мухоморы в качестве боевого психотропного препарата, и этому есть причина. Мускарин и мусцимол не очень хорошо подходят для целей берсерков (рвать и крошить). Они могут вызвать сонливость, мышечную релаксацию, дезориентацию в пространстве и даже удушье. Всё это может убить воина или лишить его боевой эффективности. С другой стороны, на ранней стадии наркотического опьянения, мускарин дает прилив энергии, кураж и усиливает физическую силу, так что в небольших дозах или в сочетании с другими отварами, мухоморы вполне могли дать воину ощутимое преимущество. Другое возможное применение отвара из мухоморов — в качестве успокоительного: отвар мог усыпить берсерка, угомонить его после приступа неистовой ярости или даровать тяжелораненому воину лёгкую смерть.

Более вероятным кандидатом для «напитка храбрости» является отвар из белены чёрной (Hyoscyamus niger). Это растение из семейства паслёновых, в больших количествах является ядом, обладает высокой токсичностью. Именно настоем белены был отравлен отец шекспировского Гамлета. Белена в небольших количествах может оказывать полезный эффект (однако, редакция rus.is не советует проводить над собой эксперименты): снимает мышечную боль, вызывает всплеск активности, помогает при поражении нервной системы. Также белена использовалась как анальгетик, снимая целый спектр болевых ощущений: боль в суставах, мышцах, дёснах, зубах и т.д. Принимать её, как и отвар из A. muscaria, надо было с большой осторожностью: передозировка могла привести к параличу дыхательных путей, коме и остановке сердца — в любом произвольном порядке.

A. muscaria и H. niger, таким образом, являются далеко не лучшими боевыми наркотиками. Однако, отвар из мухомора мог успокоить берсерка, снять приступ агрессии, прежде чем берсерк мог причинить вред окружающим. Белена чёрная же, вероятно, использовалась берсерками, как обезболивающее, помогающим справиться с последствиями боевых ран, полученных в походах — сломанными ребрами, выбитыми зубами и т.д. Отсюда, по-видимому, и происходят мифы о стойкости берсерков в бою и их неуязвимости к оружию из железа. Конечно, эта неуязвимость длилась лишь несколько коротких часов — а потом берсерки, счастливые и мёртвые, отправлялись в Вальгаллу. Таким образом, объяснить состояние воинов-медведей лишь приемом боевых веществ невозможно. Они лишь дополняли способности берсерка и помогали ему справиться с приступами ярости и пережить бой.

Сын-берсеркер — горе в семье! 

Поведение берсерков может быть объяснено последствиями посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), в простонародье более известного, как «афганский синдром». Поход за тридевять морей был очень нервным делом даже для не склонных к рефлексии жителей фьордов. Постоянное ожидание смерти вредно даже для психики готового ко встрече с Одином хёдвига. Неудивительно, что у некоторых мужчин, вернувшихся из викинга случались «вьетнамские готландские флешбеки», возрастала агрессия, появлялось безразличие к собственной жизни и жизням других. Помноженное на языческий скандинавский фатализм, это делало небольшим процент пострадавших от боевой психической травмы (БПТ), то есть комбатантов, в силу перенесённого стресса неспособных более сражаться. Берсерки, как и большинство ПТСР-шников, были очень конфликтными людьми. Сужение поля зрения, «красный туман» перед глазами и измененное восприятие образов и звуков похоже на признаки тревожно-панического расстройства. В случае острой тревоги, человек инстинктивно обращается к животному поведению — драться или бежать. Викинги, по-видимому, чаще склонялись к первому. Перефразируя к/ф «Убойные каникулы», «Они сами начали бросаться на мой топор!» Склонность к ПТСР, как и многие проблемы с психикой, передаётся по мужской линии.

Романтики скрамасакса и скеггакса*

В сагах указывается, что берсерки — люди-волки (úlfhéðnar) и люди-медведи (berserkir) — часто находились при дворе конунгов, где служили в качестве профессиональных поединщиков, отстаивающих интересы своего нанимателя. К IX веку основная масса берсерков добывала себе хлеб именно в этом качестве — сражалась на хольмгангах, «судебных поединках» в качестве бретеров (наёмных поединщиков). Сражалась за других, подобно тому, как зиц-председатель Фунт из «Золотого телёнка» сидел за других.

«Я всегда сражался за других, такая у меня работа. Я сражался за других при Харальде Прекрасноволосом, при Эйрике Кровавой Секире. При Хаконе Добром я, правда, совсем не сидел, не было работы. Но зато как я сражался при Харальде Серой Шкуре! Это были лучшие дни моей жизни». 

«Любой конфликт за ваши деньги!» — таким мог бы быть слоган молодого берсерка-стартапера. Берсерк не оставлял почти никаких шансов простым карлам и бондам выстоять против него в бою. Некоторые берсерки намеренно оскорбляли людей побогаче, доводили дело до поединка, на котором выигрывали, забирая имущество убитого. Никакой цеховой солидарностью и не пахло — если противная сторона выставляла своего берсерка, «друзья лебедя битвы» рубили друг друга в капусту за пригоршню золота. Берсерки не гнушались разбоем, грабежом, поджогами, насилием. Обычно людей, уличённых в берсеркстве (жестоком ассоциальном поведении) высылали из страны проживания в Исландию. Если тебя обвиняли в берсеркстве уже в самой Исландии, значит, ты был скотиной былинных масштабов. Таких берсерков объявляли вне закона, на них устраивали облавы, их изгоняли на пустынные острова около исландского побережья. Именно такие берсерки-разбойники описаны в сагах о Греттире, Ньяле, Эгиле и Гисли (Grettis-, Njáls-, Egils- og Gísla saga).

В итоге, берсерки всем надоели. В 1015 году, когда концом века викингов ещё и не пахло, берсеркерство запретили в Норвегии. Согласно «Серому гусю» (Grágás), в нашей стране также запретили берсерков и впадание в берсеркерганг. К XII столетию, берсеркерство приравнивалось к колдовству и каралось смертью. Но и после конца эпохи викингов можно было встретить отряды воинов, одетых в медвежьи и волчьи шкуры. Иногда они встречаются и по сей день. Правда, они чаще не кусают щит, а громко хлопают дверью чёрного Escalade, из которого они выпрыгивают, дабы покрыть себя великой славой. Бывает, конечно, что современные берсерки сходятся с равным противником, но чаще они отыгрываются на своих жёнах и подругах. Тогда приходится вызывать наряд полиции, обыкновенно в числе пяти-семи человек, чтобы скрутить этого доморощенного эйхерия, грозу заправок и винбудов.

Использовавшиеся источники:

Гуревич А. Я. Походы викингов, М.: Наука, 1966 г.
Лебедев Г. С. Эпоха викингов в Северной Европе и на Руси. — СПб.: Евразия, 2005 г.
Karsten Fatur, Sagas of the Solanaceae: Speculative ethnobotanical perspectives on the Norse berserkers, Journal of Ethnopharmacology, Volume 244, 15 November 2019, 112151

 


* Скрамасакс — однолезвийный боевой нож, скеггасакс — тип боевого топора.