В прошлых статьях цикла мы коснулись разных сторон жизни древних скандинавов: узнали, как они ходили в походы, каким был их быт, что они ели и пили. Но во что верили викинги? Налицо парадокс: об этом мы знаем одновременно всё и ничего. Благодаря фильмам Marvel и американо-канадскому сериалу «Викинги» у всех на слуху имена языческих богов — Одина, Тора, Фрейи, Локи, Хеймдалля и Хель; все приблизительно понимают, что такое Рагнарёк и могут отличить Фенрира от Йормунгандра. Но в то же время языческая картина мироздания дошла до нас во многом благодаря более поздним хронистам, таким, как Адам Бременский и Снорри Стурлуссон. Они описывали веру викингов на её излёте, когда многие скандинавы ждали скорее Страшного Суда, нежели Рагнарёка. Современные исследователи считают, что хронистами, скорее всего, были объединены несколько локальных пантеонов божеств. Некоторые из божеств, например, братья Одина — Вили и Ве — пропадают из повествования, Тор оказывается то ли побратимом, то ли сыном Одина. Локи, скорее всего, появляется позже других божеств и является маркером контактов язычников-скандинавов с христианством.

В статье не ставится целью охватить такой предмет, как вера норманнов. Тогда пришлось бы начать с верований древних германцев, поклонявшихся Водану и Доннару в седые времена, когда на шлемах действительно носили рога. Статья даёт некое усредненное представление о вере древних скандинавах. Разобраться в этом предмете без рога крепкого мёда очень трудно, тут и Слейпнир ногу сломит.

Создание девяти миров

Вначале был лишь холод изначальной безжизненной пустоты Гуннингагап. На севере этой пустоты находился край холода и туманов Нифльхейм, на юге — изначальный жар, огнедышащий Муспелль. Жар и холод встретились, начав растапливать ледник Эливагар — отец всех ледников и первую реку. Часть этого ледника отломилась и стала Имиром — праотцем великанов-йотунов и первым обитателем Вселенной. Сон Имира был беспокоен. С одной стороны его морозил Нильфхейм, с другой обжигал пылающий Муспелль. Из тающей воды вышло и другое живое существо — корова Аудумла. От нечего делать, она лизала камни, вырванные из небытия движением ледника Эливагра. Она лизала их, пока не вылизала из камня Бури — прародителя богов-асов. Он взял в жёны женщину из племени инеистых великанов-гримтурсов. Эти великаны были крупнее их потомков и родились из вечного льда, растопленного пришествием в мир тепла. Внук Бури, Бёр, взял в жёны Бестлу, дочь великана Бьёрторна. От их союза родился Один — первый ас, правнук Имира по матери. Также у Бёра и Бестлы родились ещё двое сыновей — братья Одина, Вили и Ве. Потомки Бури, жаждавшие власти над Ойкуменой, убили своего прадеда, исполина Имира, от которого вели свой род. Тело Имира было огромным, занимая собой почти весь Гунингагап. Из него первые асы и сотворили мироздание:

«Имира плоть
стала землей,
кровь его — морем,
кости — горами,
череп стал небом,
а волосы — лесом.

Из век его Мидгард
людям был создан
богами благими;
из мозга его
созданы были
темные тучи»

Младшая Эдда

Из червей, которые завелись в разлагающемся теле Имира появились первые карлики-цверги (дверги) — гномы. Первых четырёх гномов братья посадили держать края небосвода. Цвергов звали Нордри, Судри, Вестри и Аустри. В честь них люди Мидгарда назовут стороны света: север, юг, запад и восток. Мнения карликов при этом никто не спрашивал. Так и остались они держать небосвод, без выходных, а Нордри — без выплат за северный коэффициент.

Убийство Имира стало первым кровопролитием в истории мироздания, и первым преступлением — убийством родича, предка. Крови в Имире было так много, что в ней утонуло большинство великанов-гримтурсов, включая мать Одина — Бестлу. Выжил лишь великан Бельгельмир с женой и домочадцами — они успели сесть на корабль. От них пошли племена инеистых великанов, ётунов. Бельгельмир и его потомки поклялись вечно мстить асам, поправшим законы рода, а позже — и людям, как их творениям.

Так асы создали Мидгард — серединный мир, окружённый внешним миром, Утгардом, царством великанов-йотунов, потомков Бельгельмира. Этот мир был прекрасен, но пустынен. Лишь Один, Вилди и Ве гуляли по нему, слушая пение птиц, наблюдая за игрой зверей и размышляя, как бы его обустроить. Братья приметили два близко растущих дерева — ясень и иву — и решили создать из них живых существ. Один вдохнул в них жизнь, Вили — разум, а Ве наделил чувствами — зрением, слухом и подарил им речь и схожий с асами пригожий облик. Так появились первые люди: мужчина по имени Аск (Ясень) и женщина по имени Эмбла (Ива). После этого Вили и Ве исчезают из легенд. По странному совпадению, сразу после этого Один становится верховным божеством. Никто из асов не смел трогать тему исчезновения двух братьев, с которыми Один не пожелал делить власть над девятью мирами. Вот эти миры:

Асгард — дом богов-асов и богинь-асинь.
Ванахейм — мир богов-ванов, соперников, а позже — побратимов и родичей асов.
Мидгард — «срединный мир», мир людей, Земля.
Утгард, он же Ётунхейм — «внешний мир», мир великанов-ётунов.
Альвхейм — мир светлых альвов (эльфов).
Свартальфахейм — мир цвергов (гномов) и тёмных эльфов (свартальфов).
Муспельхейм — мир огненных великанов.
Нифльхейм — мир ледяных великанов.
Хельхейм, или просто Хель — мир мертвых, царство богини Хель.

Муспельхейм образовался из изначального жара Муспелля, Нифльхейм — из одноименного изначального холода. Девять миров пронзал мировой ясень Игдрассиль — отец всех деревьев. Он служил осью, на которой держалось мироздание, а его ствол и ветви — средством перемещения между этими мирами. Корни Игдрассиля жадно грыз дракон Нидхёгг, также пожиравший души клятвоотступников. Мир людей — Мидгард — опоясывал мировой змей Йормунгандр, кусающий собственный хвост. Волк-мироед Фенрир, опутанный выкованной гномами цепью (по другой легенде — волшебной лентой для волос) всё время пытался высвободится и пожрать солнце и луну. Все трое ненавидели мироздание и стремились его уничтожить. Мир, по мнению древних скандинавов, вообще был обречен на гибель. Это была просто данностью бытия и никого не пугало. Скандинавы вообще были спокойны, как удавы. Мир ждал Рагнарёк, волк-мироед пожрёт солнце и луну, брат пойдёт на брата, волки и вороны будут умирать от обжорства. Таков удел, и с этим ничего не сделать. Так почему бы не выпить ещё по рогу мёда, пока не началась гибель богов?

Древнескандинавский пантеон: асы, асиньи и ваны

Жизнь средневековых скандинавов вращалась вокруг рода. Правила родового поведения определяли все аспекты жизни: рождение, воспитание детей, заключение брака, побратимство, кровную вражду и смерть. Неудивительно, что по представлению северных язычников обитель богов — Асгард — был устроен схожим образом, в виде патриархального общества, где у мужчины — главы рода — была наибольшая власть. Роли подчинённых ему асов и асинь были чётко регламентированы, но, тем не менее, важны.

Во главе города-крепости Асгарда находился Всеотец Один, вождь дружины эйхериев, владыка Асгарда и Вальхаллы и отец богов. Один, хотя и не метал громы, был грозным божеством, восседавшим на спине восьминогого коня Слейпнира и сжимавший в руке выкованное гномами копье Гунгнир. Именно этим копьём Один пригвоздил самого себя к мировому ясеню Игдрассилю, дабы познать собственную смертность и обрести силу волшебных рун. При этом он принёс себя в жертву самому себе. У ног его коня двое волков — Гери (Жадный) и Фреки (Прожорливый). Вслед за Одином летят двое воронов — Хугин и Муннин, Видящий и Помнящий. Когда скорости Слейпнира недостаточно, Один доставал из кармана волшебный корабль Скидбладнир, который мог вместить на борту любое число воинов. Корабль Скидбладнир, фигурально выражаясь, лежал на ладони у жены Одина, Фригг — покровительницы семейного очага и брака, помощницы рожениц. Её гнева боялся даже Один и поэтому часто спускался в Мидгард, путешествуя под видом одноглазого старика, одетого в простой серый плащ и опирающегося на посох. Оттого стариков и бродяг опасались — как знать, не Одина ли ты отказался пустить на ночлег? Одину нужны были достойные войны для Рагнарёка, последней битвы, поэтому он не гнушается ссорить меж собой ярлов, натравливать отца на сына и брата на брата; иным воинам в минуту гнева он дает свое не знающее промаха копьё. Больше эйхериев для бога эйхериев! Но Один был и богом мудрости, он мог дать ярлам и конунгам дельный совет, или помочь честолюбцам достичь намеченного. Увидел двух летящих воронов, или пару пробегающих волков? — значит, Всеотец обратил на тебя своё внимание. И ещё неизвестно, хорошо это, или плохо.

Побратимом Одина (или родным братом, или сыном, или пасынком — встречаются разные версии) был Тор — громовержец, защитник людей, истребитель чудовищ. Гномы выковали ему могучий молот Мьёльнир, волшебные рукавицы и пояс силы, чтобы он мог на равных сражаться с великанами-йотунами, троллями и другими чудовищами, защищая Мидгард — царство людей. Тор — это также бог грома и молнии. Когда он благодушен и в хорошем настроении, он посылает людям лёгкий летний дождь, когда опечален — слякоть и ливень. А уж если он разгневан, то лучше спрятаться подобру-поздорову, а то молния башка попадёт, савсэм мёртвый будешь. Передвигался Тор на летающей по небу колеснице, запряженной козлами. Тор был похож на медведя — крупный, добрый на вид, не очень умный и вспыльчивый. Однако, когда у тебя есть разбивающий головы волшебный молот, это не твоя проблема.

Радужный мост Биврёст охранял зоркий Хеймдалль. В день Рагнарёка звук его золотого рога — Гьяллархорна — оповестит все девять миров о вторжении армии великанов и мертвецов. Он же встречал валькирий, приносивших души храбрых воинов в праздничный зал Одина — Вальхаллу.

Трое живущих в Асгарде богов — Фрейр, Фрейя и Ньёрд — не принадлежали к роду асов. Это были ваны — представители другого богоподобного племени, в незапамятные времена воевавшие с асами. В той войне ваны проиграли. В знак примирения, ваны оставили асам трёх заложников — брата и сестру Фрейра и Фрею и их престарелого отца, Ньёрда. Из всех богов скандинавского пантеона Фрея была, пожалуй, самой любимой. Она покровительствовала влюбленным, она научила людей ухаживать за полями и садами, она — госпожа самой жизни. Но она при этом и предводительница валькирий, дева-воительница, умело обращающаяся с копьём и щитом. Половину от всех павших воинов отдаёт Один в чертог Фреи, в её личную дружину. Из дев, по какой-либо причине взявших оружие и умерших насильственной смертью Фрея собирает валькирий. Это они, крылатые девы-воительницы, забирают павших в Вальгаллу. Её брат-близнец, Фрейр, напротив, миролюбив, даром, что его священным животным является кабан. Он, как и сестра, занимается урожаями, дарит солнечное тепло, наполняет почки силой. Это он научил смертных поклонятся богам и богиням, построив святилище в городе Уппсала; к нему возводила своё происхождение династия Инглингов — первых конунгов Швеции. Отец ванов, Ньёрд — лучший корабел во всех девяти мирах и покровитель всех, кто связал свою жизнь с морем и мореходством. Ему был по нраву шум прибоя, плеск волн и звук рубанка и топора; его жене Скади, покровительнице охоты, были милее полные дичи горы и леса. Оттого супруги девять дней живут в Ноатуне, возле верфи богов, и другие девять — в Трюмхейме, охотничьем чертоге Скади. Живут они, несмотря на это, дружно, но Ньёрд следит, чтобы жена не водилась с Одином — злые языки говорят, что последний к ней неравнодушен.

А вот боги Локи и Бальдр — скорее всего, поздние гости в Асгарде. По всем признакам, они появились уже на излёте скандинавского язычества. Хитрый и находчивый Локи и кроткий, добрый Бальдр не очень вписывались в пантеон асов. Локи — это побратим Одина, то есть, названный дядя Тора, а вовсе не племянник, как это преподносят фильмы про «Мстителей». Завязка типичного мифа о Торе и Локи выглядит примерно так:

— Ты должен пойти со мной, Тор.
— Локи, что происходит?
— У меня для тебя сюрприз, Тор.
— Сейчас глубокая ночь. О чем ты говоришь?
— Это приключение на 20 минут — зашли и вышли!

После этого Локи находил неприятности на коллективную пятую точку всех асов и асинь и, справедливости ради, эти же неприятности и решал. Зачастую асы поступали с ним не очень красиво. Например, чтобы не платить великану, строившему стены вокруг Асгарда, асы совершили диверсию: подослали к жеребцу Свадильфари, таскавшему камни для стены, Локи в обличье кобылы. Асы были в выигрыше: им не пришлось выдавать Фрейю замуж за великана, не пришлось отдавать в уплату солнце и луну и они получили бесплатную крепостную стену. А Локи в муках родил восьминогого жеребенка по имени Слейпнир. Между Локи и прочими богами всегда присутствовала холодность: Локи был великаном по происхождению, и ему не забывали об этом при случае упоминать. Учитывая, что в жилах самих асов текла кровь великанов это, как минимум, выглядит лицемерием. В итоге уязвлённый Локи идёт на преступление: при помощи сделанной из омелы стрелы убивает всеми любимого Бальдра — бога природы и смены времён года. За это убийство асы Локи не простили. Локи был заключён в пещере, где на темя ему капает змеиный яд. Подле него разрешили остаться лишь его жене Сигюн, которая собирает яд в чашу и как может облегчает муки любимого.

Было и много других богов и богинь. Перечислить их всех, хотя бы кратко, в этой статье невозможно. Вот лишь немногие из них: госпожа подземного мира, полу-женщина, полу-скелет Хель; однорукий бог правосудия и клятв Тюр; невольный убийца Бальдра и орудие Локи, слепой бог Хёд; три богини-норны, плетущую судьбу каждого человека. Они выткали судьбу даже самому мирозданию. Оно обречено, и будет уничтожено в конце времён в решающей битве — Рагнарёк. Надо понимать, что Рагнарёк не являлся аналогом библейского Армагеддона, это не была некая битва добра со злом. Не был Рагнарёк и аналогом Страшного Суда, где праведников отделят от грешников. Нет, это должна была быть последняя битва, в которой не будет правых и победителей — лишь выжившие. На борту собранного из остриженных ногтей корабля Нагльфара приплывёт армия из великанов, чудовищ и мертвецов (Викинг! Не сжигая отстриженные ногти, ты помогаешь постройке Нагльфара!). Волк Фенрир сожрёт солнце и луну, и воины будут сражаться в кромешной тьме, ориентируясь по крикам раненых и блеску мечей. Один погибнет от клыков Фенрира, Хеймдалль — от меча Локи, Фрейр — от рук огненного великана Суртра, Тор убьёт мирового змея Йормунгандра и сам, отступив на девять шагов, умрёт от яда. В битве погибнут все, кроме нескольких богов и их детей, а также двух людей — мужчины Ливтрасир и женщины Лив. На месте Асгарда дети Одина и Тора отстроят новый дворец, люди вновь размножатся и заселят Мидгард, а в конце, по-видимому, произойдёт новый Рагнарёк и цикл повторится заново.

Едва ли удивительно, что эту мировоззренческую картину заменило христианство. Оно предлагало что-то кроме фатализма и слепого ожидания конца времен. Кроме того, христианская концепция мироустройства была более прописана и логична. В ней люди, прожившие тихую, но честную жизнь подчас ценились выше, чем свирепые и кровожадные воины. А первых даже среди общества викингов всё-таки было большинство. Как и среди любого цивилизованного общества.

Д. Хейвуд, «Люди Севера: История викингов», Альпина нон-фикшн.2017 г.
Смирницкая О. «Корни Иггдрасиля». М.: Терра, 1997.
Сойер П. «Эпоха викингов». СПб., 2002 г.